Особенности лечения дифтерии: схема комплексной терапии, прогноз, профилактика

Вы пришли за важной информацией и сейчас поговорим о Дифтерия и ее профилактика. Может быть в Вашем случае это было иначе, но расскажем как это бывает обычно. Внимание, всегда перед назначением себе диагнозов или лекарств/лечения нужно консультироваться у профессиональных специалистов в своей области и не заниматься самолечением. Конечно же на самые простые вопросы, можно быстро найти ответ и продиагностировать себя дома. Пишите свои пожелания в комменты, вместе мы улучшим и дополним качество предоставляемого материала.

Сегодня такое заболевание как дифтерия стало встречаться все чаще и чаще. Это связано с тем, что иммунизация населения находится на низком уровне из-за частого отказа родителей от ее проведения. В ряде территорий продолжается регистрация случаев заболеваний, даже с летальным исходом взрослых и детей, которые должны иметь надежный иммунитет. Дифтерия имеет повсеместное распространение.

По данным ВОЗ, на территориях, охваченных последней эпидемией отмечались общие закономерности:

— преобладание взрослых среди заболевших (72%)

— у непривитых детей дифтерия характеризовалась более тяжелым течением и высокой смертностью.

Что же такое дифтерия?

Дифтерия- это остро протекающее инфекционное заболевание, вызванное коринебактериями дифтерии, преимущественно поражающее детей и характеризующееся воспалительным процессом, чаще всего рото/носоглотки, явлениями общей интоксикации, а также поражением выделительной, нервной и сердечно-сосудистой систем.

Инкубационный период составляет от нескольких часов до 7-10 дней, чаще 2-5 дней.

Заражение дифтерией может произойти от больного дифтерией и от здорового носителя бактерий. Дифтерией болеют только люди, от домашних, диких животных или птиц заразиться невозможно.

  • Воздушно-капельный (при чихании, кашле)
  • Контактно-бытовой (через предметы общего пользования с которыми соприкасался больной)
  • Пищевой (через зараженные продукты (сыр, молоко и пр.)

Проявления дифтерии очень разнообразны и зависят от локализации процесса.

Вы доверяете врачам и их назначениям?
Да
18.48%
Нет
13.77%
Доверяю, но проверяю все лекарства на отзывы в интернете от людей которые уже опробовали и только тогда начинаю принимать.
50.72%
Да, но только назначениям и врачам из платных клиник.
17.03%
Проголосовало: 276

Заболевание сопровождается следующими симптомами:

  • Повышение температуры
  • Бледность кожных покровов
  • Слабость
  • Отек мягких тканей шеи
  • Легкая боль в горле, затруднение глотания
  • Увеличение небных миндалин
  • Покраснение слизистой глотки
  • Грязно-белые пленки на мягком небе
  • Увеличение шейных лимфоузлов
  • Ротоглотки (у 90% заболевших). Она бывает трех видов в зависимости от степени распространенности процесса: локализованная, распространенная и токсическая. Локализованная дифтерия ротоглотки сопровождается подъемом температуры до 38-39 о С, головной болью, недомоганием, незначительными болями при глотании. Пленки покрывают миндалину. При попытке ее снятия – поверхность миндалины кровоточит. При распространенной форме дифтерии налеты распространяются за пределы миндалин. При токсической форме дифтерии отмечается резкое повышение температуры до 40 о С, вялость, головная боль, сонливость наиболее выражены. Ко 2-3 дню налеты становятся более толстыми, грязно-серого цвета. Токсическая форма очень опасна.
  • Гортани (она занимает 2 место по распространенности и является частой причиной смерти от удушья). В основном от дифтерического крупа гибнут дети. Начинается он с громкого резкого кашля, который быстро переходит в грубый, лающий, затем теряя звучность, становится осиплым. Голос ребенка становится хриплым, а затем вовсе беззвучным. Если не оказывать должной помощи это все переходит в удушье.
  • Трахеи – нисходящий круп.
  • Бронхов
  • Глаз – воспаление конъюнктивы с необильными выделениями.
  • Носа. Характерна незначительная интоксикация, затруднение носового дыхания, серозно-гнойные или сукровичные выделения. На коже около носа появляется раздражение, корочки.
  • И т.д.

Одним из характерных признаков дифтерического отека является приторно-сладкий запах изо рта ребенка.

Дифтерия имеет ряд серьезных осложнений. Они возможны при любой локализации процесса. К осложнениям дифтерии относятся:

  • Сердечно-сосудистые
  • Почечные
  • Неврологические
  • Отек мозга
  • Пневмонии

Профилактика дифтерии.

Основным методом защиты от дифтерии является специфическая профилактика. В соответствии с национальным календарем профилактических прививок иммунизация проводится в следующие сроки:

  • 3 месяца – первая вакцинация АКДС внутримышечно
  • 4.5 месяца – 2-я вакцинация АКДС
  • 6 месяцев – 3-я вакцинация АКДС
  • 18 месяцев – 1-я ревакцинация АКДС
  • 7 лет – 2-я ревакцинация АДС-М внутримышечно
  • 14 лет — 3-я ревакцинация АДС-М

Взрослые — ревакцинация против дифтерии, столбняка каждые 10 лет от момента последней ревакцинации АДС-М.

В современной эпидемиологической ситуации особую значимость имеет вакцинопрофилактика взрослых. Среди взрослых в первую очередь прививают лиц из групп повышенного риска:

  • Лиц, проживающих в общежитии
  • Работников сферы обслуживания
  • Медицинских работников
  • Студентов
  • Преподавателей
  • Персонал школ, средних и высших учебных заведений
  • Работников детских дошкольных учреждений и др.

Лица, переболевшие дифтерией, также подлежат прививкам.

При выявлении случая заболевания дифтерией больного обязательно госпитализируют в инфекционную больницу. Госпитализация обязательна для всех больных, а также для больных с подозрением на дифтерию и бактерионосителей. Производится дезинфекция в помещении где находился больной. Лица, общавшиеся с источником, подлежат медицинскому наблюдению в течение 7 дней, осмотре ЛОР-врачом. За переболевшим дифтерией ведется диспансерное наблюдение в течение 3 месяцев, т.к. он является бактериовыделителем.

Основным методом лечения является введение антитоксической противодифтерийной сыворотки. При дифтерии гортани необходимо теплое питье, паровые ингаляции с ромашкой, содой, эвкалиптом. Необходимы частые проветривания.

— преобладание взрослых среди заболевших (72%)

Курсовая доза противодифтерийной сыворотки

Эффективность применения противодифтерийной сыворотки зависит от сроков ее введения от начала заболевания и правильно подобранной (оптимальной) первой и курсовой доз.

  • При локализованной форме дифтерии курсовая доза составляет 10 — 15 тыс. АЕ.
  • При распространенной форме дифтерии курсовая доза составляет 15 — 20 тыс. АЕ.
  • При токсической форме дифтерии курсовая доза составляет 30 — 50 тыс. АЕ.

Лечение дифтерийного крупа

При обращении больного за медицинской помощью еще на догоспитальном этапе врач должен:

  • установить диагноз,
  • определить локализацию патологического процесса,
  • указать форму дифтерии,
  • определить степень тяжести дифтерии,
  • выявить осложнения заболевания,
  • определить стадию дифтерии.

На догоспитальном этапе ведется борьба с гипертермией и инфекционно-токсическим шоком, вводятся бронхолитики (эфедрин, эуфиллин) и антигистаминные препараты (димедрол). В случае экстренной госпитализации противодифтерийная сыворотка и антибиотики не вводятся.

В условиях стационара начинается экстренное введение противодифтерийной сыворотки, антибиотиков, гормональных препаратов, проводится дезинтоксикационная терапия, вводятся мембранопротективные антиоксиданты, производится гемосорбция или плазмаферез, назначаются ингаляции с бронхолитиками и гормональными препаратами.

При нарастающем удушье решается вопрос о выборе метода оперативного вмешательства.

Безуспешная консервативная терапия при крупе является показанием к применению интубации или трахеотомии

При развитии дифтерийного крупа необходимо установить постоянное наблюдение за больным оперирующего отоларинголога. В случае стойкого стеноза, появления одышки, выраженного беспокойства больного и появления цианоза приступают к интубации.

  • В случае локализованного крупа показана длительная назофарингеальная интубация с помощью пластиковых трубок.
  • При нисходящем крупе производится трахеостомия и удаление электронасосом из дыхательных путей фибринозных пленок. Больной переводится на искусственную вентиляцию легких.

Рис. 8. На фото назофарингеальная интубация с помощью пластиковых трубок.

Рис. 9. Трахеостома у ребенка.

Определение чувствительности организма к лошадиному (гетерогенному) белку противодифтерийной сыворотки (метод Безредки)

Прежде чем ввести ПДС, определяется чувствительность организма к препарату.

Для этих целей выпускается «Разведенная сыворотка для внутрикожной пробы». Сыворотка для пробы вводится в область сгибательной поверхности предплечья в дозе 0,1 мл.

  • Если реакция отрицательная (отсутствие папулы), то через 20 минут подкожно вводится 0,1 мл сыворотки. Остальная доза вводится через 1 — 1,5 часа.
  • Если реакция положительная (образовалась папула 1 см и более), противодифтерийная сыворотка вводится только по жизненным показаниям. При этом врач и медицинская сестра должны быть готовы к возможному развитию анафилактического шока и борьбы с ним.

Противодифтерийная сыворотка вводится внутримышечно в верхнюю треть передненаружной области бедра или в ягодицу.

Доза сыворотки устанавливается индивидуально. На ее уровень оказывает влияние распространенность дифтерийных пленок, степень интоксикации и срок, истекший от момента заболевания.

Уход за больным

За ребенком должен быть организован надлежащим образом. Закупорка дыхательных путей дифтерийными пленками может произойти совершенно внезапно. При ненадлежащем уходе риск смертельного исхода у них значительно возрастает.

При уходе за больным необходимо знать, что острая сердечно-сосудистая недостаточность, обусловленная инфекционно-токсическим шоком, острая недостаточность надпочечников и паралич сердечной мышцы являются причинами смерти больного на первой неделе заболевания, миокардит — на 2 — 3 неделе заболевания, паралич дыхательных мышц и диафрагмальных мышц — на 4 — 8 неделе заболевания.

Дифтерийный анатоксин вводится в остром периоде заболевания в дозе 0,5 — 1,0 мл. Вначале вводится первая инъекция. Через 5 — 6 дней вводится вторая инъекция. Через месяц — третья.

Основным средством специфической терапии при дифтерии более 100 лет является лошадиная противодифтерийная антитоксическая сыворотка (ПДС). Последние десятилетия используются очищенные препараты, полученные путем ферментолиза и диализа гипериммунной лошади

Основным средством специфической терапии при дифтерии более 100 лет является лошадиная противодифтерийная антитоксическая сыворотка (ПДС). Последние десятилетия используются очищенные препараты, полученные путем ферментолиза и диализа гипериммунной лошадиной сыворотки. В России постоянный контроль этих препаратов осуществляется в ФГУН ГИСК им. Л. А. Тарасевича. Усилия по разработке и внедрению гомологичного дифтерийного антитоксина (АТ), вновь стимулированные эпидемией 90-х годов, не привели к созданию стандартизированных и широко доступных в практике препаратов. Необходимость применения гетерологичного белка явилась причиной неоднозначного подхода клиницистов к величине доз и длительности применения ПДС даже при самых тяжелых вариантах токсической дифтерии (ТД). Дискуссии на эту тему оживились в связи с разразившейся в 90-е годы XX века тяжелой эпидемией дифтерии и продолжаются до сих пор.

Высокие летальность и смертность при дифтерии в 90-е годы были связаны с регистрацией гипертоксических форм, более злокачественным течением токсической дифтерии II и III степени тяжести (ТДII и ТДIII), значительным увеличением дифтерийного крупа и комбинированных вариантов. Среди тяжелых больных стали часто встречаться такие, для лечения которых ранее применявшиеся дозы ПДС оказались недостаточными, и прогноз по развитию тяжелых осложнений был отягощен в большей мере, чем в предыдущие годы.

Увеличение тяжести осложнений и летальности потребовали адекватного применения антитоксина с увеличением его доз и кратности введения в зависимости от формы заболевания и срока начала лечения. С целью проведения лабораторного мониторинга серотерапии тяжелых форм дифтерии в ИКБ № 1 в 1994 г. совместно с НИИВС им. Н. И. Мечникова (В. В. Свиридов) и НИИЭМ им. Н. Ф. Гамалеи (Ю. В. Вертиев) были предприняты попытки количественного определения дифтерийного токсина (ДТ) в сыворотке крови больных до и в ходе лечения ПДС. Несмотря на использование высокочувствительного и специфичного моноклонального диагностикума в иммуноферментном анализе (ИФА) (чувствительность 0,001 Lf в мл) и теста микроцитотоксичности на культуре клеток CHO (чувствительность 0,0006 Lf в мл), а также определения АДФ-рибозил-трансферазной активности по методу Collier и Kandel, 1971 г. (чувствительность 2,5 нг ДТ) и токсической активности (в MLD) на морских свинках, эти попытки оказались безуспешными.

Поэтому в новых условиях, как и в прежние годы, определение оптимальных доз ПДС проводилось эмпирически с ориентировкой на клинический эффект стихания местного воспаления и интоксикации острого периода, а также на учет тяжести токсических осложнений в периоды риска их выявления, поскольку главной задачей лечения являлось предупреждение тяжелых токсических осложнений, угрожающих жизни больного. Увеличение доз было оправдано при самых тяжелых вариантах ТД. У взрослых при ТД III тяжести определили первоначальные дозы 150–180 тыс. МЕ, превышающие в 1,5 раза те, что были эффективны в 80-е годы.

При гипертоксической дифтерии (ГД) «эффективных» доз ранее практически не существовало. Была подобрана доза от 150 до 250 тыс. МЕ. Бурное прогрессирование симптомов при этих формах побудило увеличить кратность введения ПДС за сутки, повторное введение проводилось через 8–12 часов. Курсовая доза заранее не устанавливалась. Она складывалась постепенно в процессе лечения с ориентировкой на моменты стабилизации местного процесса и начало его обратного развития, что позволяло уменьшать очередную дозу. Критерием отмены серотерапии являлась утрата признаков активности местного воспаления, которая свидетельствовала о прекращении токсинообразования. Главные из них — уменьшение отека слизистых оболочек, отсутствие свежесформированных налетов, исчезновение их геморрагического пропитывания, уменьшение и легкая отторгаемость налетов без кровотечения, отчетливая обратная динамика реакции регионарных лимфоузлов: уменьшение размеров, плотности и болезненности [1, 2].

Помимо увеличения количества сыворотки, с 1992 г. в ИКБ № 1 применялась экстракорпоральная (плазмаферез (ПА)) детоксикация. Нейтрализация ДТ сывороткой происходит в пределах сосудистого русла. Задержка лечения и недостаточные дозы ПДС способствуют поступлению токсина в интерстициальную жидкость с последующей его фиксацией на клеточных мембранах, проникновением внутрь клеток и их гибелью. ПА позволяет удалять экзо- и эндотоксины, продукты их повреждающего действия не только на внутрисосудистом, но и на тканевом уровне. Это делает доступной детоксикацию той части ДТ, который циркулирует в интерстициальной жидкости и еще не фиксирован тканевыми структурами. Совместное применение сыворотки и ПА создавало возможность надеяться на благоприятный исход даже при более поздних сроках начала сывороточной терапии.

Использование экстракорпоральной детоксикации по нашим наблюдениям 1992–1998 гг. позволило предупредить развитие тяжелых осложнений у 85% больных ГД, если лечение начиналось не позже 48 часа от начала болезни (рис. 1). У больных ГД, не получавших ПА, ранние тяжелые осложнения составили 100% даже при начале терапии в первые сутки болезни, при ее начале с 25 до 36 часа — ранние осложнения (инфекционно-токсический шок (ИТШ), миокардит) были некурабельны в 60%, а после 36 часа — отмечена 100% летальность. У больных, получавших терапию с первых суток без ПА (специфическая и инфузионная детоксикация), поздние осложнения (полинейропатия) были очень тяжелыми и длительными.

Разработка и внедрение комплексной специфической и экстракорпоральной детоксикации (ИКБ № 1, Москва) позволили в несколько раз снизить летальность при наиболее тяжелых вариантах токсической дифтерии, включая гипертоксическую, критерием диагностики которой ранее была 100% летальность. По данным 1994–1995 гг. летальность составила при II степени тяжести — 1%, при III — 7,5%, гипертоксической — 25,6% [2, 3]. Вместе с тем ряд специалистов категорически возражает против увеличения количества и кратности введения ПДС и связывает с многократным введением гетерологичного белка утяжеление свойственных дифтерии осложнений, высокий риск развития сывороточной болезни, учащение случаев летального исхода у больных дифтерией в 90-е годы [4, 5, 6].

Исследования эффективности различных доз ПДС, проведенные на лабораторных животных — кроликах и морских свинках [7], показали, что относительно малые дозы ПДС (эквивалентные 10 тыс. МЕ для человека) обеспечивали у них в течение недели уровень АТ до 2 МЕ/мл. Эти данные побудили автора поддержать мнение о необоснованности и нецелесообразности использования больших доз сыворотки, а также их повторного введения больным дифтерией. Вместе с тем клинический опыт практических врачей свидетельствует, что дозы ПДС 10 и 20 тыс. МЕ эффективны лишь при локализованной и распространенной формах дифтерии (за исключением дифтерии гортани) и при небольших размерах налетов. Нередко такие заболевания благополучно проходят без лечения сывороткой.

Предметом разногласий и споров являются подходы к лечению не легких, а наиболее тяжелых форм дифтерии. Более соответствует проблеме лечения токсической дифтерии другой эксперимент, на который обратил внимание Н. Ф. Гамалея [8]. В опытах Парка и Биггса (1923 г.), вводивших в кровь кроликам 10 летальных доз ДТ, четко выявлены условия, позволяющие предотвратить гибель животных. Это: 1) быстрое введение АТ, через 10 мин — 15 ЕД; 2) при увеличении интервала времени между введением ДТ и АТ до 20, 30, 40 и 60 мин необходимо многократно увеличить количество АТ соответственно до 200, 2000, 4000 и 5000 ЕД; 3) установлен предел интервала времени, при котором дальнейшее увеличение дозы АТ неэффективно (в данных опытах — 90 мин).

Из этого эксперимента следует, что лечение АТ смертельно опасных форм дифтерии должно быть ранним и по возможности адекватным, что полностью подтверждает практика. Реальные возможности для применения адекватно высоких доз гетерологичного АТ сложились к эпидемии 90-х годов: высокая очистка ПДС, эффективные способы профилактики и лечения анафилактических реакций, доступность экстракорпоральной детоксикации.

Эффективность серотерапии и достаточность вводимых больным дифтерией доз ПДС в остром периоде болезни оценивались ежедневно по клиническим критериям, которые характеризуют темпы убывания и прекращения активности очага воспаления. Заключительная оценка эффективности лечения проводилась лишь в периоде поздней реконвалесценции с учетом тяжести токсических осложнений (для заболеваний из группы риска по летальности — не ранее 2-го месяца от начала болезни). Наряду с анализом эффективности терапии наиболее тяжелых вариантов ТД по клиническим параметрам в задачу исследования входило также одновременное изучение возможного повреждающего действия применявшихся доз гетерологичного АТ (ПДС). С этой целью проведено изучение корреляции уровня лошадиного АТ в крови больных, получивших большие дозы ПДС, с тяжестью ТД, осложнений и сроками его элиминации. Это позволило бы установить, насколько обоснованы утверждения о фатальных последствиях применения увеличенных доз ПДС.

Количественное определение лошадиного АТ в сыворотке крови пациентов после серотерапии проводили в условиях непрямого ИФА при использовании иммобилизованного ДТ и пероксидазного конъюгата моноклональных антител к легким цепям иммуноглобулина лошади. Референтным образцом служил контрольный АТ, предоставленный ГИСК им. Тарасевича (10 МЕ/мл). Чувствительность анализа составила 0,0005 МЕ/мл, а коэффициент вариации не превышал 10% [9, 10].

Для исследования были взяты образцы сывороток крови 67 взрослых, больных дифтерией, находившихся на стационарном лечении в ГУЗ ИКБ № 1 Москвы в течение 1,5–3 мес. Забор крови для получения сыворотки осуществляли после завершения серотерапии и сеансов ПА — со второй недели от начала заболевания с недельными интервалами на протяжении 6–10 недель.

В зависимости от степени тяжести заболевания и количества введенной ПДС сформированы три группы больных. Степень тяжести определяли в соответствии с критериями, изложенными в СП 3.1.2. 1108–02 Минздрава России «Приложение 2. Краткая клиническая характеристика дифтерии», а также с учетом критериев ранней диагностики токсической дифтерии [2].

При токсической дифтерии I степени тяжести (ТДI, 11 чел.) вводили по 100–120 тыс. МЕ с интервалом в 12 часов в курсовых дозах от 150 до 500 тыс., в среднем 342 тыс. МЕ. При ТДII (11 чел.) — 120–150 тыс. МЕ — также через 12 часов, в курсовых дозах от 150 до 1050 тыс., в среднем 571 тыс. МЕ. Сыворотку больным при ТДIII и ГД (44 чел.) вводили в дозах 150–250 тыс. МЕ каждые 8–12 часов. У больных ТДIII (30 чел.) курсовые дозы составили 730–1900 тыс., в среднем 1085 тыс. МЕ, при ГД (14 чел.) — от 950 до 2100 тыс., в среднем 1429 тыс. МЕ.

Учитывая необходимость повторного применения указанных доз ПДС, с целью предупреждения сывороточной болезни и аллергических реакций немедленного типа, перед каждым введением сыворотки парентерально применяли глюкокортикоиды в дозе 15–60 мг по преднизолону.

Начиная с больных ТДII, которая наряду с ТДIII и ГД отнесена в группу риска по летальности, помимо ПДС применялась экстракорпоральная детоксикация (у 9 из 11 больных) — 1–2 сеанса ПА с удалением 60–80% плазмы от объема циркулирующей плазмы (ОЦП) за сеанс с курсовой эксфузией плазмы до 1,5 объемов ОЦП. Больным ТДIII и ГД экстракорпоральная детоксикация проводилась обязательно, отличалась большим количеством сеансов ПА и объемом эксфузии плазмы. Больным ТДIII проведено 2–3 сеанса ПА с удалением 70–100% плазмы от ОЦП за сеанс с курсовой эксфузией плазмы до 2–2,5 ОЦП. Экстракорпоральная детоксикация у больных ГД по сравнению с ТДIII начиналась раньше и отличалась большим количеством сеансов — 3–4 сеанса ПА с курсовой эксфузией плазмы до 2–3 и более ОЦП. Включение в терапию нескольких сеансов ПА способствовало улучшению состояния больных и более быстрой обратной динамике местного процесса. Это позволяло сократить продолжительность лечения сывороткой до 3–4 дней.

Читайте также:  Сколко должен какат ребенок 6лет

По результатам титрования антитоксических лошадиных противодифтерийных антител у 15 больных до и после каждого ПА эксфузия ПДС в тыс. МЕ составила 10,6–33,7%, в среднем 24,8% от курсовой дозы.

Значительный диапазон концентраций противодифтерийного АТ сразу по завершении лечения ПДС у лиц с одинаковой степенью тяжести заболевания и сходным суммарным количеством введенной ПДС мог быть обусловлен как индивидуальными особенностями метаболизма, так и различной потребностью в АТ для нейтрализации поступающего из очага токсина, а также разным объемом и кратностью экстракорпоральной детоксикации в остром периоде болезни. По существу, у больных ТД I и II степени при средних курсовых дозах ПДС 342 тыс. и 571 тыс. МЕ после прекращения введения сыворотки лошадиные антитела элиминировали через 3 недели, у больных ТДIII и ГД при значительно больших средних курсовых дозах (1085 тыс. и 1429 тыс. МЕ) — через 5 недель. Это несущественно отличается от сроков элиминации большинства гетерологичных иммуноглобулинов, если принять во внимание значительные дозы этих препаратов.

Оценка результата лечения проведена по тяжести осложнений. У больных ТДI возникли только легкие осложнения — у 2 из 11 (18,2%) в виде легкого миокардита и пареза мягкого неба на 3–4 неделе от начала болезни. Среди больных ТДII осложнения наблюдались чаще — у 6 из 11 больных, не только легкие (45,5%), но и средней тяжести (18,2%). У больных ТДIII и ГД зарегистрированы различные по тяжести осложнения (табл.).

Легкие осложнения чаще отмечены при ТДIII — 30,0 против 14,3% при ГД, средней тяжести — у половины больных в каждой группе, тяжелые осложнения были чаще среди больных ГД — 28,6 против 16,7% при ТДIII. В соответствии с более выраженными темпами прогрессирования и тяжестью начальных проявлений болезни больные ГД направлялись в стационар и начинали получать лечение сывороткой рано — 14,3% в первые, 78,6% на вторые сутки, при III степени — 30% на вторые, 66,7% на третьи-четвертые сутки от начала болезни. Продолжительность введения ПДС составила в среднем при ГД 4,6, при ТДIII — 3,9 дня.

Чтобы определить, связана ли тяжесть осложнений с большим количеством полученной больными ПДС, было проведено сопоставление величины доз сыворотки и тяжести осложнений у больных при одинаковой степени тяжести заболевания. Среди больных ТДII, получивших среднюю курсовую дозу ПДС 800 тыс. МЕ, отмечены только легкие осложнения — у 4 из 7. В группе пациентов, получивших в среднем 170 тыс. МЕ, наряду с легкими наблюдались осложнения средней тяжести — у 2 из 4. Поскольку больные ТДIII не были однородны по тяжести, для аналогичного сопоставления были взяты 18 наиболее тяжелых пациентов. Среди них 9 получали сыворотку на курс от 1230 до 1900 тыс. МЕ, в среднем 1482,2 тыс. МЕ, и еще 9 — от 730 до 1020 тыс. МЕ, в среднем 889,0 тыс. МЕ. Тяжелые осложнения наблюдались в 3 раза чаще у больных при меньших дозах сыворотки. Среди больных ГД при средней дозе 1887,5 тыс. МЕ (от 1800 до 2100 тыс. МЕ) тяжелое осложнение отмечено у 1 из 4 пациентов (полинейропатия II–III степени). При меньшей средней дозе в 1310,0 тыс. МЕ (от 1170 до 1490 тыс. МЕ) тяжелые осложнения возникли у 3 из 8 больных (37,5%), причем у одних и тех же больных наблюдались как ранние, так и поздние осложнения — миокардит у 2, полинейропатия у 3.

Сравнение результатов лечения при одинаковых формах дифтерии показало неоднозначную эффективность применявшихся доз ПДС. Тяжелые осложнения чаще отмечены при более низких курсовых дозах сыворотки. Вместе с тем для некоторых больных и более низкие дозы были вполне достаточны. С целью уточнения критериев адекватности полученного больными количества сыворотки и показаний к прекращению ее введения проведено изучение состояния местного воспаления на момент отмены специфического лечения у 39 больных ТДIII и ГД. Все 9 больных с легкими осложнениями от момента начала обратной динамики местного процесса в ротоглотке продолжали получать ПДС до ликвидации симптомов его активности. У 19 из 21 больного с осложнениями средней тяжести (95%) лечение было также продолжено до значительного уменьшения аналогичных симптомов. У всех 9 больных с тяжелыми осложнениями к моменту отмены лечения сохранялись симптомы, свидетельствующие об активности очага воспаления — отек слизистых оболочек, спаянность фибринозных налетов с подлежащими тканями, их геморрагическое пропитывание, увеличение, плотность и болезненность тонзиллярных лимфоузлов.

Для оценки обратной динамики местного процесса у больных ТДIII и ГД, разделенных на группы по осложнениям средней тяжести и тяжелым, были выделены несколько критериев. Это время (в часах) от начала лечения ПДС до стабилизации местного процесса, до первых признаков его улучшения, а также продолжительность лечения в днях. У больных с тяжелыми осложнениями все показатели отличались большей длительностью (45,1 и 70,7 часа, 14,2 дня), чем в группе больных с осложнениями средней тяжести (35,4 и 58,6 часа, 8,9 дня). Вместе с тем средние курсовые дозы ПДС в этих группах больных были одинаковы — около 1225 тыс. МЕ.

Более медленное угасание и ликвидация воспаления в ротоглотке коррелировали с сохранением симптомов его активности на момент отмены лечения, а также с развитием тяжелых осложнений.

Среди наблюдавшихся 67 больных ТД, несмотря на повторное введение так называемых чрезмерных доз ПДС, не было зарегистрировано сывороточной болезни.

У 3 больных после введения сыворотки отмечены аллергические реакции немедленного типа — 4,5%. Реакции возникли у 2 больных ТДII на первую дозу ПДС — 100 тыс. МЕ (отек Квинке) и 150 тыс. МЕ (сыпь), а также у больного ГД на 4 день лечения после введения 150 тыс. МЕ (сыпь).

Среди наблюдавшихся больных ТД I, II, III степени тяжести и гипертоксической, для 66,7% которых существовала реальная угроза развития тяжелых осложнений, их удельный вес составил 13,6%. Курсовые дозы ПДС составили от 150 до 2100 тыс. МЕ. Летальных исходов не было. Это свидетельствует об эффективности полученной больными терапии. Осложнения средней тяжести наблюдались у 36,4, легкие — у 25% больных. Отмечена четкая корреляция частоты и тяжести осложнений со степенью тяжести дифтерии, что закономерно для этой инфекции.

Развитие тяжелых осложнений (миокардит, полинейропатия) четко коррелировало у больных не с высокими курсовыми дозами ПДС, а с сохранением активности очага дифтерийного воспаления в момент отмены ПДС. Одновременно у этих больных после отмены ПДС отмечен более низкий уровень лошадиного АТ в сыворотке крови и его ускоренная элиминация по сравнению с больными, у которых осложнения были менее тяжелыми. У больных с осложнениями средней тяжести состояние очага воспаления к моменту отмены ПДС отличалось значительным уменьшением симптомов его активности. У них выявлен более высокий уровень лошадиного АТ после отмены ПДС и его более медленная элиминация (рис. 3).

Установлено отсутствие прямой и наличие обратной корреляции между тяжестью осложнений и уровнем лошадиных антитоксических антител, изученных у больных в период риска развития дифтерийных осложнений. Это позволяет опровергнуть гипотезу ряда авторов о роли больших доз ПДС в утяжелении осложнений и увеличении летальных исходов при дифтерии как ничем не обоснованную. Не получило подтверждение и мнение о высоком риске сывороточной болезни, так как у наблюдавшихся больных при повторном введении больших доз ПДС на фоне общепринятой профилактики аллергических осложнений сывороточная болезнь не была зарегистрирована, реакции немедленного типа наблюдались редко, причем у 2 из 3 больных — на первое введение сыворотки.

Кроме того, в данных клинико-лабораторных наблюдениях еще раз подтверждено мнение о том, что состояние очага дифтерийного воспаления является ведущим критерием в установлении тяжести болезни и тактике лечения больных от начала формирования очага вплоть до его завершения. Полученные результаты подтверждают мнение, что отмена ПДС является преждевременной, если сохраняются симптомы активности местного воспалительного процесса в ротоглотке. Преждевременная отмена сыворотки является одной из причин развития тяжелых осложнений, так как продукция токсина в активном очаге еще продолжается. Об этом свидетельствует также более быстрое снижение (расходование) лошадиного АТ после отмены ПДС у больных с последующим развитием тяжелых осложнений.

Таким образом, можно сформулировать условия эффективности лечения наиболее тяжелых вариантов ТД [11]:

Основным средством специфической терапии при дифтерии более 100 лет является лошадиная противодифтерийная антитоксическая сыворотка (ПДС). Последние десятилетия используются очищенные препараты, полученные путем ферментолиза и диализа гипериммунной лошади

Применяются комбинированные вакцины, такие как:

· АКДС (международная аббревиатура — DTP) — комбинированные вакцины против дифтерии, столбняка и коклюша. К таким вакцинам относятся российская вакцина« АКДС» и французская «Тетракок», которая, помимо перечисленных инфекций, защищает и от полиомиелита. В ряде стран СНГ применяется французская вакцина«Д.Т. Кок» по набору компонентов идентичная АКДС. В некоторых странах СНГ применяется бельгийская вакцина «Тританрикс-HB», содержащая, помимо АКДС-, вакцину против гепатита В.

· АДС (DT) — вакцины против дифтерии и столбняка (российская «АДС» и французская «Д.Т. Вак»), применяющиеся при наличии тех или иных противопоказаний к АКДС-вакцинам, включая перенесенный коклюш.

· АС (T) — моновакцина для профилактики столбняка.

· АД-М (d) — моновакцина для профилактики дифтерии.

Моновалентные (отдельные) вакцины против коклюша разработаны за рубежом и в России, однако до настоящего момента они не вошли в повседневную практику вакцинации, ввиду наличия комбинированной вакцины и ряда ограничивающих их применение условий.
Далее, в основном, речь пойдет об АКДС-вакцинах, являющихся «костяком» вакцинации против дифтерии, столбняка и коклюша.

Первая коклюшная вакцина появилась в США в 1941 г., а первые комбинированные АКДС-вакцины были введены в практику вакцинации за рубежом в конце 40-х годов XX века. АКДС-вакцины входят в обязательный набор вакцин, рекомендуемых Всемирной организацией здравоохранения. В настоящее время вакцинацию против коклюша проводят все страны мира. Попытки отменить вакцинацию против коклюша, предпринимавшиеся в некоторых странах, привели к резкому росту заболеваемости и, как следствие, вакцинация была возобновлена.

Современные АКДС-вакцины, как правило, содержат 30 международных единиц (МЕ) дифтерийного анатоксина, 40 или 60 МЕ столбнячного анатоксина и 4 МЕ коклюшной вакцины. Столь значительные дозировки дифтерийного и столбнячного анатоксинов вводятся с тем, чтобы достичь ответа нужной интенсивности от еще не совершенной, слабо реагирующей иммунной системы ребенка. У детей старше 6 лет и взрослых применяются значительно меньшие, в частности, по дифтерийному и столбнячному компонентам, дозировки по причине более высокой степени развития иммунной системы и увеличения риска аллергических реакций.

Не секрет, что при дифтерии и столбняке опасным является не само присутствие в организме бактерий, которые могут вызвать лишь гнойное воспаление, а выделение ими токсических продуктов жизнедеятельности, токсинов, блокирующих ряд функций организма человека.

Дифтерийный и столбнячный анатоксины — это химически инактивированные (обезвреженные) токсины дифтерийной и столбнячной палочек, не способные вызвать интоксикацию, но способные сформировать иммунный ответ. С иммунологической точки зрения, анатоксины являются не идеальными антигенами, что опять же оправдывает использование больших их дозировок у маленьких детей и объясняет высокий риск аллергических реакций на них при применении столь же больших дозировок у детей старшего возраста и взрослых.

Вакцина против коклюша представляет собой взвесь целых инактивированных (убитых) коклюшных палочек. Это означает, с одной стороны, большую эффективность подобных вакцин, ввиду того, что организм «получает представление» о практически неизмененной бактерии. Другой стороной и недостатком цельноклеточных вакцин является больший риск побочных реакций, поскольку наряду с нужными для выработки иммунитета антигенами бактерии коклюша содержат и ряд токсичных субстанций.

В разработанных в недавнем прошлом, т.н. бесклеточных, или ацеллюлярных вакцинах против коклюша, используется только несколько антигенов коклюшной палочки. Вполне логично, что такие вакцины, т.е., прививки ими, гораздо лучше переносятся, но при этом несколько менее эффективны. Кстати, еще одной причиной отказа от использования АКДС-вакцин у детей старше 6 лет и взрослых является более высокий риск побочных реакций на коклюшную вакцину.

Все вакцины для профилактики дифтерии, столбняка и коклюша являются инактивированными (убитыми), то есть, они не содержат ничего живого. Известно, что отдельные антигены в чистом виде и инактивированные вакцины уступают по эффективности живым вакцинам.

В этой связи, в качестве усилителя (т.н. адъюванта) вакцин против дифтерии, столбняка, коклюша (и ряда других инфекций) используется гидроокись алюминия. Смысл использования этого вещества заключается в усилении воспалительной реакции в месте введения вакцин и, как следствие, интенсификации иммунных реакций и увеличения эффективности прививки в целом.

Все компоненты АКДС-вакцин способны формировать иммунитет практически у 100% привитых.Вакцины против дифтерии и столбняка, по завершении первичного курса прививок, формируют иммунитет длительностью около 10 лет, что объясняет необходимость в ревакцинации по прошествии этого периода времени.

Вакцины против коклюша, согласно зарубежным данным, формируют иммунитет длительностью около 5-7 лет, однако проведение ревакцинации сдерживается высокой реактогенностью цельноклеточных вакцин у детей старшего возраста, подростков и взрослых, а также отсутствием массового производства комбинированных вакцин для детей старше 6 лет и взрослых на основе бесклеточной коклюшной вакцины.

Все вакцины против дифтерии, столбняка и коклюша вводятся внутримышечно. Это вызвано присутствием в них гидроокиси алюминия, которая при подкожном введении накапливается в жировой клетчатки, формируя стойкие, рассасывающиеся в течение многих месяцев порой беспокоящие ребенка (зуд) уплотнения.

Помимо этого, часть вакцины депонируется в жировой клетчатке и попадает в организм не сразу, что приводит к дроблению иммунизирующей дозы и снижению эффективности прививки. В США действуют рекомендации, согласно которым подкожное введение вакцин против дифтерии, столбняка и коклюша считается некорректным, не зачитывается, и прививка проводится повторно.

Помимо этого, подкожное введение АКДС-вакцин может увеличивать риск и длительность побочных реакций, поскольку вакцина рассасывается медленнее. Увеличивается риск появления распространенных отеков конечности, что обусловлено худшим кровоснабжением и «промыванием» клетчатки, по сравнению с мышечной тканью.

У детей до 3 лет рекомендуемым местом введения любых вакцин является передне-боковая поверхность бедра, в средней ее трети. У детей старше 3 лет и взрослых вакцины рекомендуется вводить в дельтовидную мышцу плеча (мышечный выступ на плече, в верхней трети, укол делается сбоку).

Введение любых вакцин в ягодичную область крайне не рекомендуется, особенно у детей младшего возраста в связи с высоким риском механического или воспалительного повреждения седалищного нерва (и, как возможное следствие, инвалидности) и крупных сосудов.

У взрослых в области ягодиц выражен подкожный слой, ввиду чего такая «внутримышечная» вакцинация по сути является подкожной, то есть некорректной.

Стандартная схема применения АКДС-вакцин состоит из 4 прививок: трех с интервалом 1–2 месяца, начиная с возраста 2 или 3 мес., четвертая вводится через 12 месяцев от третьей прививки. Первые три прививки являются первичным курсом, четвертая — первой (и последней, в случае коклюша) ревакцинацией. Минимальные интервалы между первыми тремя прививками составляют 1 месяц, между третьей и четвертой он составляет 6 месяцев. Таким образом, полная, с минимальными интервалами схема выглядит как: 0 — 1(2) — 2 (4) — 12 (6) месяцев.

Возможны варианты, когда между первыми тремя прививками используется интервал 1,5 месяца (6 недель), как в российском календаре прививок с 2002 г.

В ряде стран (как правило, отсталых в экономическом смысле) вакцинация против коклюша состоит из 3 прививок. И, напротив, в ряде высокоразвитых стран практикуется 5-кратная вакцинация с использованием цельноклеточных или бесклеточных АКДС, с введением последней дозы в 6 или 7 лет (для защиты от коклюша в школьном возрасте). Рассматривается также возможность проведения ревакцинации подростков в возрасте 15–16 лет, с использованием бесклеточных вакцин.

Применение российской АКДС-вакцины имеет ряд особенностей. Так, этой вакциной, согласно действующей инструкции к ней, можно прививать детей лишь до 4-летнего возраста. Незавершенный курс вакцинации АКДС по достижении ребенком 4 лет завершается с использованием вакцины АДС (до 6 лет) или АДС-М (после 6 лет). К зарубежным АКДС-вакцинам это ограничение не относится. Схема введения АДС отличается от АКДС и состоит из двух прививок с интервалом в 1 месяц и первой ревакцинации, которая проводится через 9–12 месяцев от второй прививки (остальные ревакцинации проводятся с использованием АДС-М).

Одним из показаний к применению АДС является перенесенный ребенком коклюш. Если ребенок, перенесший коклюш, уже получил две прививки АКДС, то курс вакцинации против дифтерии и столбняка считается законченным, а ревакцинацию проводят спустя9–12 месяцев. Если до заболевания коклюшем ребенок получил всего одну прививку АКДС, то вводят еще одну дозу АДС, а третью — через 9–12 месяцев.

Схема введения АДС-М, в случаях, когда человек в возрасте старше 6 лет так и не был привит против дифтерии и столбняка, состоит из двух прививок с интервалом 1 месяц и первой ревакцинации через 6–9 месяцев. Все остальные ревакцинации с помощью АДС-М, уже независимо от того, когда был впервые привит человек, проводятся каждые 10 лет.

Курс прививок вакцинами против дифтерии и столбняка никогда не начинается заново ввиду отсутствия на то явной необходимости и высокой вероятности тяжелых побочных реакций. То есть, даже в случае грубых нарушений схем вакцинации, проводятся лишь недостающие прививки, но курс вакцинации ни в коем случае не должен начинаться заново. К примеру, если после введения 2-йдозы прошло 12 месяцев, то нужно просто ввести третью дозу и провести ревакцинацию через 6–12 месяцев.

Конечно, эффективность сформированного иммунитета при сильно измененных схемах вакцинации может быть несколько ниже таковой при использовании стандартной схемы, однако эта разница, как показывают исследования, не настолько велика, чтобы подвергать ребенка высокому риску побочных реакций при повторном проведении отдельных (не вовремя сделанных), либо всех уже сделанных прививок. Единственное исключение составляют лишь случаи, когда отдельная прививка была сделана с грубыми нарушениями техники введения, т.е., например, подкожно, а не внутримышечно.

Подготовка к прививке АКДС

Все без исключения (цельноклеточные) АКДС-вакцины следует вводить на фоне антипиретиков (жаропонижающих). Это позволяет с одной стороны, предотвратить возможное неконтролируемое повышение температуры, с другой стороны — исключить риск фебрильных (температурных) судорог у маленьких детей, возникающих на фоне высокой температуры, независимо от того, что явилось ее причиной.

Помимо этого, все жаропонижающие препараты обладают противовоспалительными и обезболивающими свойствами. Последнее особенно важно, с одной стороны, для предотвращения боли в месте введения, которая может быть довольно сильной, с другой — для того, чтобы обезопасить ребенка от выраженных отеков в месте введения вакцины.

При наличии у ребенка аллергических расстройств (наиболее часто это атопический дерматит, т.е. диатез) рекомендовано также применение противоаллергических препаратов.

Ни жаропонижающие, ни антигистаминные препараты не влияют на выработку иммунитета, т.е., на эффективность вакцинации.

Общие принципы использования перечисленных препаратов при подготовке к вакцинации таковы:

· при покупке препаратов обратите внимание на то, чтобы данная форма выпуска подходила для возраста ребенка, переспросите провизора, подходит ли это лекарство для возраста Вашего ребенка,

· при выборе форм выпуска жаропонижающих следует делать выбор в пользу ректальных свечей, поскольку ароматизаторы в сиропах способны провоцировать аллергические реакции,

· не дожидайтесь подъема температуры после прививки, вводите жаропонижащие заранее, поскольку температура может подняться слишком быстро для того, чтобы ее можно было потом контролировать,

· у детей ни в коем случае нельзя использовать аспирин (ацетилсалициловую кислоту), если максимальная допустимая дозировка жаропонижающего превышена, а эффект не достигнут, то переходите на препарат с другим действующим веществом (например, с парацетамола на ибупрофен),

· если на предыдущую прививку у ребенка не было реакций, это не означает, что подготовкой ребенка к прививке следует пренебрегать — побочные реакции чаще встречаются после повторных введений вакцин,

Читайте также:  Сколько по времени идет. Мазня после удаления матки и придатков

· в любых сомнительных случаях консультируйтесь с врачом. Не стесняйтесь звонить в «скорую помощь» — они могут не приехать, если ситуация не критическая, но обязательно проконсультируют по телефону. Если прививка была сделана в платном центре вакцинации, не стесняйтесь взять контактную информацию врача, на случай развития побочных реакций — в хороших центрах вакцинации врачи сами оставляют контактную информацию, либо сами перезванивают, чтобы узнать о состоянии ребенка.

Примерная схема* подготовки ребенка к прививке АКДС-вакцинами:

· День −2, −1. Если у ребенка есть диатез, либо иные аллергические расстройства, дайте антигистаминные в поддерживающей дозировке

· День 0. Сразу после возвращения домой введите свечку с жаропонижающим. Это предотвратит некоторые реакции, развивающиеся в первые часы после прививки (длительный плач, отек в месте укола и др.). Если температура будет повышаться в течение дня, введите еще одну свечку. Обязательной является свечка на ночь. Если ребенок просыпается ночью для кормлений, проверяйте температуру и при ее повышении введите еще одну свечку. Продолжайте прием антигистаминного препарата.

· День 1. Если утром температура повышена, введите первую свечку. Если температура будет повышаться в течение дня, введите еще одну свечку. Возможно, потребуется ввести еще одну свечку на ночь. Продолжайте прием антигистаминного препарата.

· День 2. Жаропонижающее вводится только при наличии температуры. Если ее повышение незначительно, можно отказаться от жаропонижающих. Продолжайте прием антигистаминного препарата.

· День 3. Появление на 3-й день (и позже) повышения температуры тела и реакций в месте прививки нехарактерно для инактивированных вакцин. Если температура все-таки повысилась, следует искать другую причину (режущиеся зубки, ОРЗ и пр.).

* — Настоящая схема приводится в качестве рекомендации и отражает общие подходы, которые, возможно, не учитывают особенности состояния здоровья вашего ребенка. Точные дозировки, схемы приема, перечень и названия конкретных препаратов может и должен рекомендовать только лечащий педиатр, непосредственно осматривавший вашего ребенка.

Стандартная схема применения АКДС-вакцин состоит из 4 прививок: трех с интервалом 1–2 месяца, начиная с возраста 2 или 3 мес., четвертая вводится через 12 месяцев от третьей прививки. Первые три прививки являются первичным курсом, четвертая — первой (и последней, в случае коклюша) ревакцинацией. Минимальные интервалы между первыми тремя прививками составляют 1 месяц, между третьей и четвертой он составляет 6 месяцев. Таким образом, полная, с минимальными интервалами схема выглядит как: 0 — 1(2) — 2 (4) — 12 (6) месяцев.

*Импакт фактор за 2018 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

В статье рассматриваются морфологические, культуральные и токсические свойства возбудителя дифтерии — Corynebacterium diphtheriae. Приводятся данные об эпидемиологии и патогенезе дифтерии. Подробно описаны различные формы дифтерии, выделяемые в зависимости от локализации и распространенности патологического процесса и выраженности токсических и геморрагических проявлений; детально рассмотрены осложнения этого заболевания; содержатся рекомендации по дифференциальной диагностике, лечению больных дифтерией и бактерионосителей.

The paper outlines the morphological, cultural, and toxic properties of the diphtheria carrier Corynebacterium diphtheriae. Diphtheria epidemiological and pathogenetic findings are presented. Various types of diphtheria which are identified by their location and dissemination of a pathological process and the magnitude of toxic and hemorrhagic manifestation, as well as complications of this disease are described in details. The paper gives recommendations on the differential diagnosis, treatment of patients with diphtheria and bacterial carriers.

Кафедра инфекционных болезней ММСИ им. Н.А. Семашко, МоскваN.D. Yushchuk, M..T. Kulagina.Dept. of infections diseases, N. Semaschko Moscow Medical Institute.

Дифтерия — острая инфекционная болезнь, вызываемая токсигенными коринебактериями дифтерии, передающаяся воздушно-капельным путем, характеризующаяся местным фибринозным воспалением преимущественно слизистых оболочек рото- и носоглотки, а также явлениями общей интоксикации и поражением внутренних органов.

Возбудитель дифтерии Corynebacterium diphtheriae был обнаружен Клебсом в 1883 г. в срезах дифтерийных пленок, а в 1884 г. Леффлер выделил его в чистой культуре. Согласно современной классификации бактерий, род Corynebacterium объединяет несколько видов, вызывающих заболевание у людей. Вид С. diphtheriaе неоднороден по культуральным, морфологическим и ферментативным свойствам, в связи с чем выделяют три биовара: gravis, mitis и intermedius. Свое название биовары получили благодаря предполагавшейся связи с тяжестью клинического течения. Тип gravis (короткие полиморфные палочки, ферментируют крахмал) выделяли преимущественно при тяжелых и осложненных формах дифтерии, сопровождавшихся высокой летальностью. Тип mitis (длинные искривленные полиморфные палочки, не ферментируют крахмал) преобладал при легко протекавших формах, а intermedius занимал промежуточное положение. Такая зависимость была подтверждена в период настоящей эпидемии дифтерии в России. Дифтерийные палочки — прямые или слегка изогнутые, длиной 1 — 8 мкм, шириной 0,3 — 0,8 мкм, полиморфные. Под микроскопом видно, что лучше они окрашиваются по полюсам, где заметно наличие гранул (включений). В мазках коринебактерии располагаются под углом, принимая вид «растопыренных пальцев».
Оптимальная температура роста для С. diphtheriae 37,0 °С.
Возбудители дифтерии хорошо культивируются на средах, содержащих белок. На них неблагоприятно действуют прямые солнечные лучи, высокие температуры. При кипячении они погибают через 1 мин, губительно на них действуют дезинфицирующие средства (хлорная известь, 1% раствор хлорамина, лизол и др.). В высушенном состоянии сохраняются до 1 мес.
Основным фактором патогенности коринебактерий является экзотоксин. Возбудители, продуцирующие экзотоксин, определяются как токсигенные штаммы. Существуют коринебактерии, не продуцирующие экзотоксин (нетоксигенные штаммы), которые не вызывают заболевания.
Дифтерийный токсин был открыт в 1888 г. Молекулярный состав токсина был расшифрован в 60 — 70-х годах нашего века. Дифтерийный токсин представляет собой белок с мол. массой 62 — 63 кД. При мягком гидролизе распадается на два фрагмента — А и В. По антигенному составу фрагмент А неоднороден. При введении его животным он не обладал токсичностью, а в культуре ткани — цитотоксичностью. В-фрагмент представляет собой термостабильный белок, определяющий токсический эффект. Анализ, проведенный с помощью моноклональных антител к фрагментам А и В токсина, показал, что у людей 80% антител образуется к фрагменту А и только 20% — к фрагменту В. Кроме токсина палочка имеет ряд антигенов клеточной стенки. Основные из них — полисахариды, пептилополисахариды, белки и липиды. Поверхностные антигены клеточной стенки провоцируют типоспецифический антительный ответ, а глубинные — видоспецифический. В поверхностных слоях клеточной стенки возбудителя обнаружен корд-фактор, который способствует адгезии коринебактерий. Наличие антитоксических антител в сыворотке крови переболевших дифтерией было установлено в конце прошлого века.

Входными воротами обычно являются слизистые оболочки ротоглотки (микробы используют слизь как среду обитания), носа, гортани, реже глаз, половых органов, кожного покрова. Возбудитель фиксируется в месте внедрения, там же размножается, выделяя экзотоксин. В процессе жизнедеятельности коринебактерии продуцируют и другие биологически активные вещества: гиалуронидазу, нейраминидазу — некротизирующий и диффузионный факторы.
Патологические изменения в организме больного — интоксикация, местный воспалительный процесс, ранние и поздние осложнения — обусловлены повреждающим действием токсина, которое заключается в блокировании синтеза белка клеткой. Под действием токсина повышается проницаемость мембран. В этом ему оказывает содействие другая бактериальная флора, имеющаяся в ротоглотке. Следствием местного воздействия токсина является коагуляционный поверхностный некроз эпителия, в результате чего усиливается проникновение токсических субстанций. Происходит паралитическое расширение сосудов с резким повышением проницаемости их стенок и пропотеванием экссудата, богатого фибриногеном. В остром периоде болезни в результате воспалительного процесса повышается концентрация фибриногена в крови. Фибриноген под влиянием тромбокиназы, высвобождающейся из некротизированной ткани, свертывается и превращается в фибрин. Так образуется фибринозная пленка, являющаяся наиболее характерным признаком дифтерии. Те участки покровных тканей, которые имеют многослойный эпителий (ротоглотка), покрываются трудноснимающейся пленкой. На однослойном эпителии (трахея, гортань) пленки отторгаются легко. В процесс вовлекаются регионарные лимфатические узлы, они увеличиваются вследствие резкого полнокровия, отека и пролиферации клеточных, преимущественно ретикулоэндотелиальных, элементов. В непосредственной близости от пораженных лимфатических узлов возникает отек подкожной клетчатки шеи. Этот отек обусловлен серозным воспалением с многочисленными клеточными инфильтратами, а общетоксическое действие — токсином, поступающим в кровь. Бактериемия наблюдается крайне редко и не играет роли в патогенезе. Большое значение в патогенезе токсических и гипертоксических форм имеет предварительная сенсибилизация организма в результате заболеваний, перенесенных незадолго до дифтерии. Фиксация токсина в тканях приводит к характерным поражениям нервной и сердечно-сосудистой систем. В миокарде рано возникает паренхиматозное перерождение мышечных волокон вплоть до полного миолиза и глыбчатого распада. Характерно жировое перерождение с последующей деструкцией миофибрилл и формированием диффузного склероза. Изменения в периферической нервной системе протекают по типу паренхиматозного неврита с преимущественным поражением миелиновой и шванновской оболочек без существенной заинтересованности осевого цилиндра.
На тяжесть течения дифтерии и исход болезни существенно влияют уровень антитоксического иммунитета у больного, степень токсигенности штамма коринебактерий и доза возбудителя.

Клиническое течение

В зависимости от локализации процесса различают дифтерию ротоглотки, носа, гортани, трахеи, бронхов, глаза, уха, половых органов, кожи. В отдельных случаях имеет место одновременное поражение различных органов — комбинированная дифтерия. Наиболее часто дифтерийный процесс локализуется в ротоглотке. Клинические формы дифтерии ротоглотки крайне разнообразны и зависят от характера и распространения фибринозной пленки, степени отека слизистой оболочки ротоглотки и подкожной клетчатки шеи, выраженности интоксикации.
Критериями тяжести процесса являются выраженность симптомов поражения ротоглотки и величина отека региональной кожной клетчатки. Чем тяжелее заболевание, тем раньше появляются его характерные симптомы и тем значительнее они выражены. Очевидно, что критерии, по которым определяется степень тяжести болезни, субъективны, условны и зависят от срока появления и выраженности симптоматики и от опыта врача.
По существующей классификации дифтерии ротоглотки выделяют следующие формы: локализованную, распространенную, субтоксическую, токсическую I, II, III степени тяжести и гипертоксическую.
Локализованная дифтерия ротоглотки — наиболее частая форма. Она особенно трудна для диагностики, поскольку ее клиническая картина сходна с таковой при тонзиллитах другой этиологии. Трудность диагностики усугубляется присутствием кокковой гноевидной флоры.
Заболевание начинается остро с озноба или познабливания, повышения температуры тела, чаще не выше 38 °С, хотя на 2-й день болезни может быть более высокая температура. В это же время появляются и другие признаки интоксикации: головная боль, выраженная слабость, может быть обморочное состояние. С первых часов болезни появляется умеренная боль в горле при глотании, которая нарастает в течение суток. Подчелюстные лимфатические узлы при пальпации слегка болезненны, иногда умеренно увеличены. Лихорадочный период длится не более 3 дней. С нормализацией температуры практически исчезают все явления интоксикации, уменьшается или исчезает боль в горле при глотании. В зависимости от характера фибринозного налета в пределах небных миндалин дифтерия ротоглотки подразделяется на островчатый, пленчатый, тонзиллярный варианты. Ряд клиницистов выделяют катаральную форму дифтерии, при ней налеты на миндалинах отсутствуют. Слизистая оболочка ротоглотки при локализованной форме дифтерии умеренно гиперемирована, как правило, гиперемированная область имеет вид узкого ободка, окаймляющего пленку. Слизистая оболочка миндалин отечна, рельеф сглажен. Пленка располагается преимущественно на выпуклой поверхности миндалин, плотная, серовато-белого или грязно-серого цвета с гладкой блестящей поверхностью, четко ограниченными краями («плюс»-ткань), одинаковой толщины на всем протяжении, трудно снимается шпателем. При островчатом варианте пленка имеет вид сидящих островков с неправильными очертаниями; при пленчатом пленка покрывает значительную часть миндалин, а при тонзиллярном окутывает всю миндалину. Пленка на миндалинах без лечения сохраняется 6 — 7 дней.
Распространенная форма дифтерии ротоглотки отличается от локализованной лишь распространенностью дифтеритической пленки, которая с миндалин распространяется, не прерываясь, на слизистую оболочку дужек, язычка. При этом отек слизистой оболочки ротоглотки умеренный. Тонзиллярные лимфатические узлы слегка увеличены и мало болезненны при пальпации. Отека подкожной клетчатки шеи нет.
Распространенная форма дифтерии ротоглотки у взрослых встречается нечасто (не более чем в 5% случаев).
Легкие и среднетяжелые формы дифтерии ротоглотки, к которым относятся локализованная и распространенная, характеризуются также выраженной бледностью кожного покрова, тахикардией, склонностью к гипотонии.
Токсическая дифтерия ротоглотки вслед за локализованной развивается редко, чаще заболевание с самого начала протекает в токсической форме.
Для успешного лечения токсической дифтерии непременным условием являеся ранняя диагностика (в идеале — 1-е сутки заболевания).
Токсическая дифтерия начинается остро, бурно. С первых часов заболевания выражены симптомы интоксикации. Температура сразу повышается до 39-40°С, нередко отмечаются озноб, повторная рвота, выраженная слабость, вялость, вплоть до адинамии. Иногда может быть боль в животе.
С первых часов болезни больные жалуются на сильную боль в горле при глотании, боль в области шеи, определяется болезненность при открывании рта (болевой тризм).
Тонзиллярные лимфатические узлы значительно увеличены (до размеров куриного яйца), болезненны, вокруг них появляется отек подкожной клетчатки. Отек мягкий, тестоватый, безболезненный, далее в зависимости от тяжести течения болезни отек распространяется на шею, иногда спускаясь на грудную клетку до мечевидного отростка; может подниматься за уши и на область щек.
Кожный покров над отечными тканями обычно не изменен. При геморрагической форме отек клетчатки более плотный, кожа над ним может быть розоватой окраски. Изо рта исходит приторно-сладковатый запах.
При токсической дифтерии рано появляется отек слизистой оболочки ротоглотки, выраженность которого коррелирует с тяжестью течения дифтерии. Гиперемия слизистой оболочки чаще застойная, но вначале может быть яркой. Пленка в первые часы тонкая, паутинообразная, затем становится плотной, неравномерной толщины, грязно-серой, быстро распространяется за пределы миндалин, заходя на мягкое и даже на твердое небо.
Чем тяжелее заболевание, тем больше ярких симптомов появляется уже в первые часы болезни.
При субтоксической дифтерии ротоглотки интоксикация выражена умеренно, налеты чаще располагаются на миндалинах, отек подкожной шейной клетчатки незначительный и локализуется преимущественно в области подчелюстных лимфатических узлов. Иногда при субтоксической форме отек подкожной клетчатки вокруг лимфатических узлов не выражен, но определяется значительный отек слизистой оболочки ротоглотки с распространением дифтеритической пленки с миндалин на дужки и язычок.
При токсической дифтерии I степени тяжести на фоне выраженной интоксикации, отека слизистой оболочки ротоглотки, наличия плотного распространенного налета отек подкожной клетчатки шеи к концу 1-х — началу 2-х суток распространяется до середины шеи, при II степени — до ключицы и при III степени — ниже ключицы.
Наиболее тяжелыми (злокачественными) формами токсической дифтерии являются гипертоксическая и геморрагическая.
Гипертоксическая дифтерия протекает молниеносно. Начинается бурно, с высокой температурой, повторной рвотой, бредом, судорогами. Быстро развиваются гемодинамические расстройства, инфекционно-токсический шок.
Геморрагическая форма развивается медленнее и характеризуется присоединением к клинической картине токсической дифтерии III степени тяжести геморрагических явлений. Налеты пропитываются кровью, появляются кровоизлияния в различных местах, могут быть кровотечения. Значительно снижается число тромбоцитов, нарушаются деформабельность и архитектоника эритроцитов.
Дифтерия дыхательных путей. Следующая по частоте локализация дифтеритического воспаления — дыхательные пути и особенно гортань. Дифтерийное поражение гортани и ниже лежащих дыхательных путей известно под названием «истинный круп». В зависимости от распространения процесса различают локализованный круп (дифтерия гортани), распространенный (дифтерия гортани и трахеи) и нисходящий (гортань, трахея, бронхи). Чаще дифтерийный круп протекает в комбинации с дифтерией ротоглотки, но может быть изолированным. У взрослых в силу анатомических особенностей дифтерия гортани диагностируется трудно, типичные симптомы появляются поздно. Иногда единственным симптомом поражения гортани является осиплость голоса, даже при нисходящем крупе. О дыхательной недостаточности могут свидетельствовать бледность кожи, тахикардия, затрудненное дыхание, вынужденное положение, участие в дыхании крыльев носа, беспокойство больного, возбуждение.
У взрослых дифтерийный круп распознается чаще всего при стенозе гортани в асфиксическом периоде.
Дифтерия носа как самостоятельная форма болезни у взрослых встречается редко. Локализованная дифтерия носа (процесс в полости носа) протекает в катаральной, катарально-язвенной и пленчатой формах.
Распространенная (налеты, распространяющиеся на придаточные пазухи) и особенно токсическая дифтерия носа (распространенные налеты, отек подкожной клетчатки под глазами, в области щек и шеи) сопровождаются выраженными симптомами интоксикации.
У иммунонекомпетентных взрослых возможно развитие дифтерии глаз, как правило, в комбинации с дифтерией ротоглотка или носа. Различают локализованную форму дифтерии глаз, которая клинически выражается катаральным конъюктивитом, распространенную, для которой характерно развитие кератоконъюктивита, и токсическую, проявляющуюся панофтальмитом с выраженным отеком век и периорбитальным отеком.
К редким локализациям дифтерии относится поражение кожи. Дифтерийный процесс наслаивается на поврежденные участки (раны, ожоги, экзематозные участки, пиодермия и др.), протекает длительно, характеризуется появлением инфильтрации и отечности кожи, образованием фибринозной пленки, увеличением регионарных лимфатических узлов и даже отеком окружающей подкожной клетчатки (токсическая форма). Могут наблюдаться атипичные формы (пустулезная, панариций, флегмона).
Осложнения дифтерии могут быть специфическими, т. е. обусловленными воздействием дифтерийного экзотоксина (инфекционно-токсический шок, токсическое поражение миокарда, полиневропатия, токсическое поражение печени), и неспецифическими, развивающимися вследствие присоединения вторичной бактериальной флоры (пневмония, перитонзиллярный абсцесс).
Инфекционно-токсический шок развивается на 2-е сутки от начала болезни при гипертоксической форме и на 3 — 4-е сутки при токсической дифтерии III степени тяжести. Летальный исход наступает от последствий прогрессирующего шока и ДВС-синдрома, более выраженных в одном из шоковых органов: при явлениях отека и набухания головного мозга, острой недостаточности надпочечников, почек, отека легких. Самым частым осложнением тяжелых форм дифтерии является токсическое поражение сердца, традиционно определяемое как миокардит.
Дифтерийный токсин обусловливает специфическое нарушение метаболизма миокарда, сопровождающееся воспалением. В результате снижается сократительная способность миокарда, нарушаются проводимость и возбудимость. Указанные изменения наиболее рано выявляются с помощью эхокардиографии и определения уровня кардиоспецифических ферментов (аспартатаминотрансферазы, креатинфосфокиназы, ГБД).
Патологические изменения на ЭКГ нередко предшествуют клиническим проявлениям. ЭКГ-изменения свидетельствуют о тяжелом диффузном и очаговом поражении миокарда и проводниковой системы сердца. Повышение активности лактатдегидрогеназы, креатинфосфокиназы, трансаминаз коррелирует с глубиной поражения сердечной мышцы. Клинически это проявляется прогрессирующей слабостью, адинамией, резкой бледностью, тахикардией. Быстро расширяются границы сердца, тоны становятся глухими. В тяжелых случаях появляется нарушение ритма: тахиаритмия, брадиаритмия, ритм галопа, мерцательная аритмия и т. д. Быстро нарастают симптомы сердечной недостаточности, что является в ряде случаев причиной летального исхода. У части больных развивается клиническая картина кардиогенного шока — резкое снижение артериального давления (АД), олигурия, нарушение периферической гемодинамики.
Наличие указанной триады является прогностически неблагоприятным признаком. Чем раньше развивается миокардит, тем тяжелее его течение и тем выше риск летального исхода. При благоприятном исходе длительность тяжелого миокардита составляет от 4 до 6 мес.
Миокардиты легкой и средней степени тяжести развиваются у больных как токсической дифтерией, так и распространенной и локализованной дифтерией ротоглотки в нелеченых случаях на 2 — 3-й неделе болезни; длительность их составляет от 1 — 2 до 1,5 — 3 мес.
Частое осложнение токсической дифтерии — токсический нефроз. Он выявляется в остром периоде болезни (по результатам анализа мочи). Обнаруживаются альбуминурия, гиалиновые и зернистые цилиндры, умеренное количество эритроцитов и лейкоцитов, увеличение относительной плотности мочи. Как правило, АД не повышается, отеков не бывает. Выраженность и продолжительность нефротических изменений соответствуют тяжести дифтерии. Иногда развивается острый пиелонефрит, но чаще явления нефроза исчезают самостоятельно через 2 — 3 нед, а нередко и раньше.
Полирадикулоневропатия — осложнение, которое появляется позже других. Однако при легких формах болезни и как первая фаза при тяжелых может развиться монопарез черепных нервов. Легкие парезы у больных локализованной или распространенной дифтерией выявляются не ранее 2-й недели (чаще позже) от начала болезни и продолжаются 2 -3 нед. Монопарез у больных токсической дифтерией возникает раньше, на 2-й неделе, и обычно представляет собой первую фазу распространенной невропатии.
Дифтерийная невропатия — результат токсического поражения периферических нервов и корешков. Она характеризуется появлением вялых парезов с атрофией мышц, ослаблением сухожильных рефлексов, расстройством чувствительности и корешковыми болями. В тяжелых случаях возможно развитие летального исхода вследствие паралича межреберной мускулатуры и диафрагмы.
Прогноз болезни значительно ухудшается в случае присоединения пневмонии.

Читайте также:  Фуникулит — процесс воспаления в семенном канатике

Дифференциальная диагностика

Проведение дифференциальной диагностики дифтерии без указания формы может быть причиной грубых диагностических ошибок. Локализованную дифтерию ротоглотки дифференцируют с ангинами кокковой и вирусно-бактериальной этиологии. Распространенную дифтерию ротоглотки следует дифференцировать, помимо ангин, со стоматитом, ожогом, токсическую форму — с перитонзиллярным абсцессом, инфекционным мононуклеозом, заболеванием крови, эпидемическим паротитом.

Предварительный диагноз основывается, главным образом, на клинических данных и определяет решение вопросов о госпитализации и изоляции больного, необходимости лечения противодифтерийной сывороткой (ПДС) или возможности наблюдения за больным без серотерапии. Диагноз подтверждается бактериологическим исследованием мазков, взятых из участка поражения. В типичных случаях отсутствие бактериологического подтверждения не является основанием для отмены клинического диагноза дифтерии. При атипичном течении болезни, редких локализациях процесса бактериологическое подтверждение диагноза обязательно. Выявленные в эпидемических очагах больные ангиной вне зависимости от результатов бактериологического исследования расцениваются как больные дифтерией, если нет возможности доказать иную этиологию.

Все больные дифтерией или с подозрением на нее, а также носители токсигенных коринебактерий подлежат госпитализации. Главным в лечении всех форм дифтерии, кроме бактерионосительства, является нейтрализация дифтерийного токсина введением антитоксической ПДС. При подозрении на локализованную дифтерию можно отсрочить введение ПДС до уточнения диагноза при условии наблюдения за больным в стационаре. Если же высказывается предположение о токсической дифтерии, введение ПДС должно быть начато безотлагательно. Доза ПДС определяется тяжестью болезни. Введение ее осуществляется внутримышечно (в/м) или внутривенно (в/в). В/в введение (30 — 50% разовой дозы) рекомендуется при токсической дифтерии II и III степени тяжести и при гипертоксической форме.

В 1995 г. Минздрав РФ рекомендовал следующие дозы ПДС (в тыс. МЕ):

локализованная дифтерия ротоглотки, носа,
половых органов, глаз, кожи 15 — 30 в/м
распространенная дифтерия ротоглотки 30 — 40 в/мсубтоксическая дифтерия 50 — 60 в/м
токсическая дифтерия I степени тяжести 60 — 80 в/м
II ‘ ‘ 80 — 100 в/в или в/м
III ‘ ‘ 100 — 120 в/в или в/м
гипертоксическая 120 — 150 в/в или в/м
круп локализованный 15 — 20 в/м
круп распространенный и нисходящий 30 — 40 в/м

Следует отметить, что ВОЗ рекомендует вводить ПДС в дозе, не превышающей 60 000 МЕ при самых тяжелых формах дифтерии (минимальная доза при легкой форме 5000 — 10 000 МЕ).
Однократное введение сыворотки в указанных дозах гарантирует защитный уровень антитоксических антител в течение длительного времени.
При локализованной и распространенной формах дифтерии кроме ПДС показаны десенсибилизирующая терапия, а также аскорбиновая кислота в течение 3 — 5 дней. Рекомендовано полоскание ротоглотки дезинфицирующим раствором.
Назначение антибактериальных средств не оказывает существенного влияния на течение болезни. При токсической дифтерии одновременно с введением ПДС назначают антибиотики в течение 5 — 7 дней, оказывающие антибактериальное действие на сопутствующую микрофлору, утяжеляющую течение болезни. С целью дезинтоксикации и коррекции гемодинамических нарушений назначают альбумин, плазму, реополиглюкин, глюкозо-калиевую смесь с инсулином, полиионные растворы, аскорбиновую кислоту, кортикостероиды (преднизолон) из расчета 2,5 — 5 мг на 1 кг массы тела в сутки парентерально до восстановления глотания, а затем внутрь по 30 — 40 мг с последующим снижением дозы в течение 7 — 10 дней. При токсической форме положительный эффект в плане детоксикации дает плазмаферез с эксфузией плазмы от 60 до 100% объема циркулирующей плазмы с последующим замещением криогенной плазмой. Перспективным методом патогенетической терапии является лазертерапия.
Лечение осложнений дифтерии предусматривает назначение соответствующейие патогенической терапии.

Лечение бактерионосителей. Особое значение имеет выявление и лечение хронической пат патогенетической терапии.
Леченологии ЛОР-органов. При повторном выделении коринебактерий назначают антибиотики широкого спектра действия (эритромицин, тетрациклин, рифампицин) в средних терапевтических дозах (курс 5 — 7 дней). Целесообразно орошение ротоглотки октенисептом. При упорном носительстве применяют вакцину кодивак, созданную в НИИЭМ им. Г.Н. Габричевского. Взрослым вакцина вводится подкожно в область лопатки: в I-й день — 2 дозы (6 мг), на 2 — 3-й день — 1 доза (3 мг), на 10-й день — 1 доза (3 мг). Диспансеризация переболевших осуществляется в поликлинике участковым врачом совместно с инфекционистом.

В зависимости от локализации процесса различают дифтерию ротоглотки, носа, гортани, трахеи, бронхов, глаза, уха, половых органов, кожи. В отдельных случаях имеет место одновременное поражение различных органов — комбинированная дифтерия. Наиболее часто дифтерийный процесс локализуется в ротоглотке. Клинические формы дифтерии ротоглотки крайне разнообразны и зависят от характера и распространения фибринозной пленки, степени отека слизистой оболочки ротоглотки и подкожной клетчатки шеи, выраженности интоксикации.
Критериями тяжести процесса являются выраженность симптомов поражения ротоглотки и величина отека региональной кожной клетчатки. Чем тяжелее заболевание, тем раньше появляются его характерные симптомы и тем значительнее они выражены. Очевидно, что критерии, по которым определяется степень тяжести болезни, субъективны, условны и зависят от срока появления и выраженности симптоматики и от опыта врача.
По существующей классификации дифтерии ротоглотки выделяют следующие формы: локализованную, распространенную, субтоксическую, токсическую I, II, III степени тяжести и гипертоксическую.
Локализованная дифтерия ротоглотки — наиболее частая форма. Она особенно трудна для диагностики, поскольку ее клиническая картина сходна с таковой при тонзиллитах другой этиологии. Трудность диагностики усугубляется присутствием кокковой гноевидной флоры.
Заболевание начинается остро с озноба или познабливания, повышения температуры тела, чаще не выше 38 °С, хотя на 2-й день болезни может быть более высокая температура. В это же время появляются и другие признаки интоксикации: головная боль, выраженная слабость, может быть обморочное состояние. С первых часов болезни появляется умеренная боль в горле при глотании, которая нарастает в течение суток. Подчелюстные лимфатические узлы при пальпации слегка болезненны, иногда умеренно увеличены. Лихорадочный период длится не более 3 дней. С нормализацией температуры практически исчезают все явления интоксикации, уменьшается или исчезает боль в горле при глотании. В зависимости от характера фибринозного налета в пределах небных миндалин дифтерия ротоглотки подразделяется на островчатый, пленчатый, тонзиллярный варианты. Ряд клиницистов выделяют катаральную форму дифтерии, при ней налеты на миндалинах отсутствуют. Слизистая оболочка ротоглотки при локализованной форме дифтерии умеренно гиперемирована, как правило, гиперемированная область имеет вид узкого ободка, окаймляющего пленку. Слизистая оболочка миндалин отечна, рельеф сглажен. Пленка располагается преимущественно на выпуклой поверхности миндалин, плотная, серовато-белого или грязно-серого цвета с гладкой блестящей поверхностью, четко ограниченными краями («плюс»-ткань), одинаковой толщины на всем протяжении, трудно снимается шпателем. При островчатом варианте пленка имеет вид сидящих островков с неправильными очертаниями; при пленчатом пленка покрывает значительную часть миндалин, а при тонзиллярном окутывает всю миндалину. Пленка на миндалинах без лечения сохраняется 6 — 7 дней.
Распространенная форма дифтерии ротоглотки отличается от локализованной лишь распространенностью дифтеритической пленки, которая с миндалин распространяется, не прерываясь, на слизистую оболочку дужек, язычка. При этом отек слизистой оболочки ротоглотки умеренный. Тонзиллярные лимфатические узлы слегка увеличены и мало болезненны при пальпации. Отека подкожной клетчатки шеи нет.
Распространенная форма дифтерии ротоглотки у взрослых встречается нечасто (не более чем в 5% случаев).
Легкие и среднетяжелые формы дифтерии ротоглотки, к которым относятся локализованная и распространенная, характеризуются также выраженной бледностью кожного покрова, тахикардией, склонностью к гипотонии.
Токсическая дифтерия ротоглотки вслед за локализованной развивается редко, чаще заболевание с самого начала протекает в токсической форме.
Для успешного лечения токсической дифтерии непременным условием являеся ранняя диагностика (в идеале — 1-е сутки заболевания).
Токсическая дифтерия начинается остро, бурно. С первых часов заболевания выражены симптомы интоксикации. Температура сразу повышается до 39-40°С, нередко отмечаются озноб, повторная рвота, выраженная слабость, вялость, вплоть до адинамии. Иногда может быть боль в животе.
С первых часов болезни больные жалуются на сильную боль в горле при глотании, боль в области шеи, определяется болезненность при открывании рта (болевой тризм).
Тонзиллярные лимфатические узлы значительно увеличены (до размеров куриного яйца), болезненны, вокруг них появляется отек подкожной клетчатки. Отек мягкий, тестоватый, безболезненный, далее в зависимости от тяжести течения болезни отек распространяется на шею, иногда спускаясь на грудную клетку до мечевидного отростка; может подниматься за уши и на область щек.
Кожный покров над отечными тканями обычно не изменен. При геморрагической форме отек клетчатки более плотный, кожа над ним может быть розоватой окраски. Изо рта исходит приторно-сладковатый запах.
При токсической дифтерии рано появляется отек слизистой оболочки ротоглотки, выраженность которого коррелирует с тяжестью течения дифтерии. Гиперемия слизистой оболочки чаще застойная, но вначале может быть яркой. Пленка в первые часы тонкая, паутинообразная, затем становится плотной, неравномерной толщины, грязно-серой, быстро распространяется за пределы миндалин, заходя на мягкое и даже на твердое небо.
Чем тяжелее заболевание, тем больше ярких симптомов появляется уже в первые часы болезни.
При субтоксической дифтерии ротоглотки интоксикация выражена умеренно, налеты чаще располагаются на миндалинах, отек подкожной шейной клетчатки незначительный и локализуется преимущественно в области подчелюстных лимфатических узлов. Иногда при субтоксической форме отек подкожной клетчатки вокруг лимфатических узлов не выражен, но определяется значительный отек слизистой оболочки ротоглотки с распространением дифтеритической пленки с миндалин на дужки и язычок.
При токсической дифтерии I степени тяжести на фоне выраженной интоксикации, отека слизистой оболочки ротоглотки, наличия плотного распространенного налета отек подкожной клетчатки шеи к концу 1-х — началу 2-х суток распространяется до середины шеи, при II степени — до ключицы и при III степени — ниже ключицы.
Наиболее тяжелыми (злокачественными) формами токсической дифтерии являются гипертоксическая и геморрагическая.
Гипертоксическая дифтерия протекает молниеносно. Начинается бурно, с высокой температурой, повторной рвотой, бредом, судорогами. Быстро развиваются гемодинамические расстройства, инфекционно-токсический шок.
Геморрагическая форма развивается медленнее и характеризуется присоединением к клинической картине токсической дифтерии III степени тяжести геморрагических явлений. Налеты пропитываются кровью, появляются кровоизлияния в различных местах, могут быть кровотечения. Значительно снижается число тромбоцитов, нарушаются деформабельность и архитектоника эритроцитов.
Дифтерия дыхательных путей. Следующая по частоте локализация дифтеритического воспаления — дыхательные пути и особенно гортань. Дифтерийное поражение гортани и ниже лежащих дыхательных путей известно под названием «истинный круп». В зависимости от распространения процесса различают локализованный круп (дифтерия гортани), распространенный (дифтерия гортани и трахеи) и нисходящий (гортань, трахея, бронхи). Чаще дифтерийный круп протекает в комбинации с дифтерией ротоглотки, но может быть изолированным. У взрослых в силу анатомических особенностей дифтерия гортани диагностируется трудно, типичные симптомы появляются поздно. Иногда единственным симптомом поражения гортани является осиплость голоса, даже при нисходящем крупе. О дыхательной недостаточности могут свидетельствовать бледность кожи, тахикардия, затрудненное дыхание, вынужденное положение, участие в дыхании крыльев носа, беспокойство больного, возбуждение.
У взрослых дифтерийный круп распознается чаще всего при стенозе гортани в асфиксическом периоде.
Дифтерия носа как самостоятельная форма болезни у взрослых встречается редко. Локализованная дифтерия носа (процесс в полости носа) протекает в катаральной, катарально-язвенной и пленчатой формах.
Распространенная (налеты, распространяющиеся на придаточные пазухи) и особенно токсическая дифтерия носа (распространенные налеты, отек подкожной клетчатки под глазами, в области щек и шеи) сопровождаются выраженными симптомами интоксикации.
У иммунонекомпетентных взрослых возможно развитие дифтерии глаз, как правило, в комбинации с дифтерией ротоглотка или носа. Различают локализованную форму дифтерии глаз, которая клинически выражается катаральным конъюктивитом, распространенную, для которой характерно развитие кератоконъюктивита, и токсическую, проявляющуюся панофтальмитом с выраженным отеком век и периорбитальным отеком.
К редким локализациям дифтерии относится поражение кожи. Дифтерийный процесс наслаивается на поврежденные участки (раны, ожоги, экзематозные участки, пиодермия и др.), протекает длительно, характеризуется появлением инфильтрации и отечности кожи, образованием фибринозной пленки, увеличением регионарных лимфатических узлов и даже отеком окружающей подкожной клетчатки (токсическая форма). Могут наблюдаться атипичные формы (пустулезная, панариций, флегмона).
Осложнения дифтерии могут быть специфическими, т. е. обусловленными воздействием дифтерийного экзотоксина (инфекционно-токсический шок, токсическое поражение миокарда, полиневропатия, токсическое поражение печени), и неспецифическими, развивающимися вследствие присоединения вторичной бактериальной флоры (пневмония, перитонзиллярный абсцесс).
Инфекционно-токсический шок развивается на 2-е сутки от начала болезни при гипертоксической форме и на 3 — 4-е сутки при токсической дифтерии III степени тяжести. Летальный исход наступает от последствий прогрессирующего шока и ДВС-синдрома, более выраженных в одном из шоковых органов: при явлениях отека и набухания головного мозга, острой недостаточности надпочечников, почек, отека легких. Самым частым осложнением тяжелых форм дифтерии является токсическое поражение сердца, традиционно определяемое как миокардит.
Дифтерийный токсин обусловливает специфическое нарушение метаболизма миокарда, сопровождающееся воспалением. В результате снижается сократительная способность миокарда, нарушаются проводимость и возбудимость. Указанные изменения наиболее рано выявляются с помощью эхокардиографии и определения уровня кардиоспецифических ферментов (аспартатаминотрансферазы, креатинфосфокиназы, ГБД).
Патологические изменения на ЭКГ нередко предшествуют клиническим проявлениям. ЭКГ-изменения свидетельствуют о тяжелом диффузном и очаговом поражении миокарда и проводниковой системы сердца. Повышение активности лактатдегидрогеназы, креатинфосфокиназы, трансаминаз коррелирует с глубиной поражения сердечной мышцы. Клинически это проявляется прогрессирующей слабостью, адинамией, резкой бледностью, тахикардией. Быстро расширяются границы сердца, тоны становятся глухими. В тяжелых случаях появляется нарушение ритма: тахиаритмия, брадиаритмия, ритм галопа, мерцательная аритмия и т. д. Быстро нарастают симптомы сердечной недостаточности, что является в ряде случаев причиной летального исхода. У части больных развивается клиническая картина кардиогенного шока — резкое снижение артериального давления (АД), олигурия, нарушение периферической гемодинамики.
Наличие указанной триады является прогностически неблагоприятным признаком. Чем раньше развивается миокардит, тем тяжелее его течение и тем выше риск летального исхода. При благоприятном исходе длительность тяжелого миокардита составляет от 4 до 6 мес.
Миокардиты легкой и средней степени тяжести развиваются у больных как токсической дифтерией, так и распространенной и локализованной дифтерией ротоглотки в нелеченых случаях на 2 — 3-й неделе болезни; длительность их составляет от 1 — 2 до 1,5 — 3 мес.
Частое осложнение токсической дифтерии — токсический нефроз. Он выявляется в остром периоде болезни (по результатам анализа мочи). Обнаруживаются альбуминурия, гиалиновые и зернистые цилиндры, умеренное количество эритроцитов и лейкоцитов, увеличение относительной плотности мочи. Как правило, АД не повышается, отеков не бывает. Выраженность и продолжительность нефротических изменений соответствуют тяжести дифтерии. Иногда развивается острый пиелонефрит, но чаще явления нефроза исчезают самостоятельно через 2 — 3 нед, а нередко и раньше.
Полирадикулоневропатия — осложнение, которое появляется позже других. Однако при легких формах болезни и как первая фаза при тяжелых может развиться монопарез черепных нервов. Легкие парезы у больных локализованной или распространенной дифтерией выявляются не ранее 2-й недели (чаще позже) от начала болезни и продолжаются 2 -3 нед. Монопарез у больных токсической дифтерией возникает раньше, на 2-й неделе, и обычно представляет собой первую фазу распространенной невропатии.
Дифтерийная невропатия — результат токсического поражения периферических нервов и корешков. Она характеризуется появлением вялых парезов с атрофией мышц, ослаблением сухожильных рефлексов, расстройством чувствительности и корешковыми болями. В тяжелых случаях возможно развитие летального исхода вследствие паралича межреберной мускулатуры и диафрагмы.
Прогноз болезни значительно ухудшается в случае присоединения пневмонии.

Дифтерийный круп

При локализованном дифтерийном крупе процесс ограничен слизистой оболочкой гортани, при распространенной форме – задействована трахея, а при нисходящем крупе – бронхи. Нередко круп сопровождает дифтерию ротоглотки. Все чаще в последнее время такая форма инфекции отмечается у взрослых. Заболевание обычно не сопровождается значительной общеинфекционной симптоматикой. Различают три последовательных стадии крупа: дисфоническую, стенотическую и стадию асфиксии.

Дисфоническая стадия характеризуется возникновением грубого «лающего» кашля и прогрессирующей осиплости голоса. Продолжительность этой стадии колеблется от 1-3 дней у детей до недели у взрослых. Затем возникает афония, кашель становится беззвучным – голосовые связки стенозируются. Это состояние может продлиться от нескольких часов и до трех дней. Больные обычно беспокойны, при осмотре отмечают бледность кожных покровов, шумное дыхание. Ввиду затруднения прохождения воздуха могут отмечаться втягивания межреберных пространств во время вдоха.

Стенотическая стадия переходит в асфиксическую – затруднение дыхания прогрессирует, становится частым, аритмичным вплоть до полной остановки в результате непроходимости дыхательных путей. Продолжительная гипоксия нарушает работу мозга и ведет к смерти от удушья.

Причины дифтерии

Дифтерию вызывает Corynebacterium diphtheriae — грамположительная неподвижная бактерия, имеющая вид палочки, на концах которой располагаются зерна волютина, придающие ей вид булавы. Дифтерийная палочка представлена двумя основными биоварами и несколькими промежуточными вариантами. Патогенность микроорганизма заключается в выделении сильнодействующего экзотоксина, по токсичности уступающего только столбнячному и ботулиническому. Не продуцирующие дифтерийный токсин штаммы бактерии не вызывают заболевания.

Возбудитель устойчив к воздействию внешней среды, способен сохраняться на предметах, в пыли до двух месяцев. Хорошо переносит пониженную температуру, погибает при нагревании до 60 °С спустя 10 минут. Ультрафиолетовое облучение и химические дезинфицирующие средства (лизол, хлорсодержащие средства и др.) действуют на дифтерийную палочку губительно.

Резервуаром и источником дифтерии является больной человек или носитель, выделяющий патогенные штаммы дифтерийной палочки. В подавляющем большинстве случаев заражение происходит от больных людей, наибольшее эпидемиологическое значение имеют стертые и атипичные клинические формы заболевания. Выделение возбудителя в период реконвалесценции может продолжаться 15-20 дней, иногда удлиняясь до трех месяцев.

Дифтерия передается по аэрозольному механизму преимущественно воздушно-капельным или воздушно-пылевым путем. В некоторых случаях возможна реализация контактно-бытового пути заражения (при пользовании загрязненными предметами быта, посудой, передаче через грязные руки). Возбудитель способен размножаться в пищевых продуктах (молоке, кондитерских изделиях), способствуя передаче инфекции алиментарным путем.

Люди обладают высокой естественной восприимчивостью к инфекции, после перенесения заболевания формируется антитоксический иммунитет, не препятствующий носительству возбудителя и не защищающий от повторной инфекции, но способствует более легкому течению и отсутствию осложнений в случае ее возникновения. Детей первого года жизни защищают антитела к дифтерийному токсину, переданные от матери трансплацентарно.

Дифтерия уха, половых органов (анально-генитальная), кожи

Эти формы инфекции довольно редки и, как правило, связаны с особенностями способа заражения. Чаще всего сочетаются с дифтерией ротоглотки или носа. Характеризуются отеком и гиперемированностью пораженных тканей, регионарным лимфаденитом и фибринозными дифтерийными налетами. У мужчин дифтерия половых органов обычно развивается на крайней плоти и вокруг головки, у женщин – во влагалище, но может легко распространяться и поражать малые и большие половые губы, промежность и область заднего прохода. Дифтерия женских половых органов сопровождается выделениями геморрагического характера. При распространении воспаления на область уретры – мочеиспускание вызывает боль.

Дифтерия кожи развивается в местах повреждения целостности кожных покровов (раны, ссадины, изъязвления, бактериальные и грибковые поражения) в случае попадания на них возбудителя. Проявляется в виде серого налета на участке гиперемированной отечной кожи. Общее состояния обычно удовлетворительно, но местные проявления могут существовать долго и медленно регрессировать. В некоторых случаях регистрируется бессимптомное носительство дифтерийной палочки, чаще свойственное лицам с хроническими воспалениями полости носа и глотки.

МКБ-10

  • Причины дифтерии
  • Классификация
  • Симптомы дифтерии
    • Дифтерийный круп
    • Дифтерия носа
    • Дифтерия глаз
    • Дифтерия уха, половых органов (анально-генитальная), кожи
  • Осложнения
  • Диагностика
  • Лечение дифтерии
  • Прогноз и профилактика
  • Цены на лечение

Гипертоксическая форма протекает наиболее тяжело, развивается обычно у лиц, страдающих тяжелыми хроническими заболеваниями (алкоголизм, СПИД, сахарный диабет, цирроз и др.). Лихорадка с потрясающим ознобом достигает критических цифр, тахикардия, пульс малого наполнения, падение артериального давления, выраженная бледность в сочетании с акроцианозом. При такой форме дифтерии может развиваться геморрагический синдром, прогрессировать инфекционно-токсический шок с надпочечниковой недостаточностью. Без должной медицинской помощи смерть может наступить уже в первые-вторые сутки заболевания.

Давайте будем совместно делать уникальный материал еще лучше, и после его прочтения, просим Вас сделать репост в удобную для Вас соц. сеть.

Оцените статью
Теоритическая помощь в медицине